изповедта и покаянието в православието

пространство за срещи и разговор
prokimen
Потребител
Мнения: 1671
Регистриран на: пон мар 19, 2007 10:30 am

изповедта и покаянието в православието

Мнениеот prokimen » вт апр 10, 2007 10:43 pm

Изображение
картина от художника Борис Клементьев

Отварям тази тема заради възникналите въпроси и споделени мисли за покаянието и изповедта в темата за Евхаристията.

Лично аз намерих думите на о. Стефан да са от особена важност.

" В същото време не бива да мислим, че изповедта пред свещеник, респ. "разрешителната молитва", е единствената форма за прощаване на грехове. Ако мислим така, значи формализираме покаянието, а формалното покаяние е безплодно"


Твърде често дори грамотни богослови не правят горляма разлика, когато споменават за Тайнството. Среща се по-често да се пише и говори за тайнството изповед, а покаянието остава в известен смисъл настрани.

Ето защо си позволявам да задам въпрос на уважаемия о. Стефан, който има дар на лаконична словесност и дълбока мисъл - кое в действителност е тайнството? - покаянието или изповедта?

Според дефиницията за ТАЙНСТВО, би трябвало да се приеме изповедта, но можем ли да твърдим, че изповедта е гаранция за покаяние? И въпреки всичко, болшинството ни богослови робуват на прословутата "разрешителна молитва", а и не малко богомолци очакват магическото й действие.

В горния цитат има нещо много вярно. Подчертавам мнението на о. Стефан, защото думите му биха могли да бъдат интерпретирани погрешно. На тази мисъл ме навежда ***едно предупреждение на руски клирик по отношение на филма "ОСТРОВ"***
презвитер Стефан
Потребител
Мнения: 25
Регистриран на: пон сеп 04, 2006 11:29 pm

Църковност и индивидуализъм са антоними

Мнениеот презвитер Стефан » чет апр 12, 2007 12:23 am

Да, точно това имах предвид, че мнозина правят изповед без покаяние. Духовниците несъзнателно ги подтикват към такива изповеди, задължително изисквайки изповед непосредствено преди причастяването. Мисля, че в повечето такива случаи не само изповедта е формална; формално от страна на духовника е и прочитането на разрешителната молитва. Разговарял съм с много християни, които по тази причина схващат "разрешителна" като "даваща разрешение" (за причастие), а не "развързваща", освобождаваща от греховете.
Като съм написал, че изповедта не е единствената форма на прощаване на грехове, имам предвид че Бог приема всяко покаяние, направено със съкрушено сърце. Ако не е така, защо четем 50 псалом, Покаен канон и пр. у дома? Изповядването "един другиму греховете" (Иак. 5:16) също е много полезно, както и откровения духовен разговор. Но чрез изповедта пред духовник получаваме съборната санкция на църквата. Иначе има възможност индивидуалният ни критерий за правда и грях да ни превърне в индивидуални, нецърковни християни.
В този смисъл не бих се наел да класифицирам. Мисля, че всеки опит да класифицираме "кое е по-важното" ни води към схоластика.
От виртуална изповед има полза, колкото от духовен разговор. Естествено тя не може да бъде таинство, както не може да има виртуална Евхаристия и изобщо виртуална църква.
prokimen
Потребител
Мнения: 1671
Регистриран на: пон мар 19, 2007 10:30 am

Мнениеот prokimen » пон апр 16, 2007 3:07 pm

Отче, с голямо закъснение прочетох статията ти, в която сякаш категорично казваш, че изисквана от свещеника изповед е антицърковно деяние.

Не мога да зная какъв конкретен случай на някакъв свещенически каприз ще да си визирал , но не искам да вярвам, че мислиш така категорично и че не допускаш случаи когато свещеникът от пастирско душегрижие може и ТРЯБВА да изиска изповед преди да приобщи с ОГЪНЯ на Св. Дарове.

Напълно ще се съглася, че такава изповед не може да се отъждестви с покаянието, но пък гарантира тайната на откровението и може да предизвика осъзнаване и покаяние.

Определено смятам, че не само НЕ би било антицърковно, но напротив - пастирски дълг е на всеки добросъвестен свещеник да бди за душеспасението на поверените му от Бога души и при конкретни случаи да изиска изповеден диалог.
презвитер Стефан
Потребител
Мнения: 25
Регистриран на: пон сеп 04, 2006 11:29 pm

Мнениеот презвитер Стефан » пет авг 10, 2007 12:56 am

Позасилил съм контрастите. Антицърковно съм имал предвид в смисъл, че отклонява от смисленото църковно. Когато превърнем църковността в правила, условности и закони, ние всъщност я изпразваме от смисъла й. Църквата не може да е дисциплина - това е казармата. Не може да е закони - това е скинията. Не може да е условности - това е светския етикет. Църквата е "милост искам, а не жертва". В църквата се почва с любов, доброта и прошка, а после се вижда, че има необходимост и от ред и правила. Ако се почне с реда и правилата, църквата е обезцърквена вътреутробно. В този смисъл правилата като условие са антицърковни.
Няма смисъл, безполезно е, да спазваш правила, които не разбираш и не си осмислил. Дай свобода на човека да греши, да бърка. Обаче му покажи любов и той сам ще започне да се стреми да не греши и да не бърка.
И ще започне да се изповядва, без да му го поставяш като
условие
prokimen
Потребител
Мнения: 1671
Регистриран на: пон мар 19, 2007 10:30 am

Мнениеот prokimen » нед дек 23, 2007 10:27 pm

презвитер Стефан написа:... Обаче му покажи любов и той сам ще започне да се стреми да не греши и да не бърка.

И ще започне да се изповядва, без да му го поставяш като
условие


Напълно съм съгласен с тези ти думи. Неотдавна намерих в руската си френд лента един интересен епистоларен материал - ТРИ ПИСМА ЗА ИЗПОВЕДТА, разменени преди много години между една монахиня и староверчески свещеник:

Что исповедь в РПЦ сделалась пропускным механизмом к причастию – это неправомерное обобщение. И уж во всяком случае, в моём письме описано вовсе не это. Разве нет внутренней потребности перед причастием (или и не перед причастием, как можно скорее) очищать сердце от всего, в чём укорила совесть? Кстати, меня-то здесь готовы причастить без всяких «турникетов», зная, что я регулярно езжу к духовнику. А когда я жила в С., была обратная ситуация, иллюстрирующая отсутствие сформулированной Вами «проблемы» с другой стороны: я исповедовалась ежедневно, что было прекрасным условием для постоянной внутренней молитвы при постоянном же трудовом «послушании», в которые я там была месяцами погружена, а причащалась редко (раз в три недели). Неправильное это отношение к исповеди наблюдается скорее в тех наших приходах, где люди не очень-то ищут духовной жизни, а точнее сказать, у тех прихожан, которые и не очень-то воцерковлены. Если человек не идёт глубже формальности – как его поднять до неформальной исповеди? Вовсе отбросить? Но это ж нужно быть прозорливым – а иначе можно пшеницу повыбрасывать заодно с плевелами…

То, что Вы написали про обезличенность и формализацию исповеди «на латинский манер» - далеко от реальности. Нельзя сказать, что такого вовсе не существует, бывают такие священники и такие приходы. Но говорить об этом как о характерном явлении нынешней РПЦ можно только не зная её изнутри.

Но я меньше всего хотела бы переходить с Вами на конфессиональные споры. Для меня важно по-монашески выверить дух, выверить соответствие своего видения святоотеческому Православию – приняв a priori что нам с Вами обще. С кем-либо из «латинян» я бы этого делать не стала, не потому что среди них нет серьёзных и умных людей, а потому что нет у них опыта благодатного восхождения к бесстрастию. И потому, признаться, Ваши слова о том, что наша исповедь «по сути хуже, чем у них», кажутся мне печальной нелепостью.

А какова, по-Вашему, должна быть исповедь? Ведь я совсем не знаю вашей традиции и только догадываюсь, что она иная. У меня за 18 лет еженедельной и чаще исповеди в РПЦ – в тех храмах, которые я для себя выбирала, конечно, а не во всех подряд, – ни разу не возникало чувства несоответствия самого подхода к этому Таинству святоотеческим принципам (я не говорю о практических трудностях, связанных в основном с недостаточным количеством духовников и их времени, и иногда с их неопытностью).

Интересно, что Вы называете обезличенностью… Только тут я хочу решительно уйти от различия традиций и вернуться к нашему изначальному уровню выверения личного опыта.

Духовник в моём понимании вовсе не для того существует, чтобы только ему исповедоваться. Это последнее было бы очень блаженно и желанно, но надо жить в тех реальных условиях, которые у нас есть. А исповедь монаха должна быть частой. Вне зависимости от того, как часто он причащается. Это помощь и в молитве и в противостоянии врагу. Принять исповедь может любой иерей, с простотой и смирением. Что только с духовником – так это согласование направления жизни. И, конечно, исповедь ему и кому-то ещё – различаются, но это не 1-го и 2-го сорта исповеди, а просто либо собственно исповедь (с полным благоговением и верою, что Христос её приемлет), либо исповедь плюс некоторое пояснение обстоятельств, нуждающихся в совете. То и другое во Христе, то и другое Таинство. Но в первом иерей – точию свидетель, а во втором ещё и судия.

Я бы сформулировала иначе, зачем духовник: чтобы «различать духов», по Апостолу. В каком духе то или иное моё направление жизни и молитвы. Ко Христу ведёт или к прелести – в молитве. К тому, что Богу угодно, или к ненужной суете – в жизни внешней. Вот и всё.

Ведь в том-то и дело, что ХРИСТОС совершает Таинства. И таинства возводят к Нему, соединяют с Ним. Всё остальное становится шаг за шагом всё менее и менее значимо. Но разве это «обезличенность»? Ставлю ли я себя над батюшками, которым исповедуюсь? Это важно понять. Обещаю присмотреться к себе. Я не смею судить их (хотя иногда я вижу их не хуже, чем они меня, они такие иногда наивные вопросы задают!) – так что же позволяет им судить меня? Дистанция при взаимном почтении – мой неизменный принцип. КОГДА ВТРГАЮТСЯ, НЕ ИМЕЯ ДОЛЖНОЙ ДЛЯ ТОГО БЛАГОДАТИ (иерейское рукоположение не заменяет её), ДОБРА НЕ БЫВАЕТ. (Хотя подлинный мир не нарушишь, в этом Вы правы.) Я сказала – иерей разрешил. Не счел нужным – не разрешил. Причём тут над и под? А Церковь Христова как единый, целостный организм, в котором Дух Божий совершает очищение каждого члена этого Тела через совершаемые иереем таинства, живёт. Мы все Её члены: иереи и лаики, и даже ангелы, подражающие Слову Божию, не понуждающему, а ожидающему с кротостью[1]… Главное, видеть себя и покрывать всех, и не судить, и пребывать в Церкви. А в ней – о, кого только нет!!

Но и в случае, если Литургию совершает – примем здесь такой условный термин – «предатель»… Неужели правильно отлучить себя от Тела и Крови Господних ради «верности», о которой Вы пишете, т.е. верности в человеческом? Я намеренно так ставлю вопрос: «правильно ли». Потому что на практике, да, очень трудно этого не сделать! В случае, я имею ввиду, если нет возможности причаститься как-то ещё. Это вышечеловеческая , я бы сказала, ангельская мера – настолько уйти вглубь, чтобы не было перед тобой никого, ни «предателя», ни «подлеца», никого… Чтобы это не мешало принять св. Тайны. О, ужас, батюшка мой, ужас! Ведь мы не видим вовсе этой реальности, в которой совершается это Великое Таинство, эта грандиозная и, по сути своей, единственная, стоящая над всей человеческой историей, ЛИТУРГИЯ. А на ней все присутствуют, и Иуда, и все мы со своими понятыми и ещё не осознанными грехами. И не я ли хуже всех?

Образ преп. Олимпиады в Вашем письме произвёл на меня сильное впечатление. Но мне кажется, завещать бросить в море тело – это одно. (Да хоть в болото! Не силен ли Господь воскресить и из помойной ямы?) Но жить без причащения Святых Таин – это другое. У преп. Исаака, правда, говорится о том, что истинному пустыннику и каждодневная его пища становится Христом. Однако не сокровенно от самого причащающегося. После многого, годами, очищения непрестанным сердечным плачем. Там уже «праведному закон не лежит», и он знает, что он не лишен Причащения. Я же знаю, что я не таковой меры. Олимпиада либо была такой , либо причащалась где-то с православными, ведь не всех же изгнали. У еретиков-то она, понятно, не причащалась.

Твердокаменная верность – хорошая тема! Сочетание её с всепрощением – залог мира души. Мне кажется, это что-то из области простых таких вещей, которыми нельзя поступаться никогда и нигде. НЕ ИДТИ НА ПОДЛОСТЬ. Как бы ум не протаскивал ей оправданий. Но всё это действует здесь, в человеческом плане. Я не возьму благословения у «предателя» и не скажу ему одно, а за его спиной другое. Но откуда мне знать, кто из нас с ним чище пред Богом??! В целом, как видит он (может у него с головой плохо), и чего не вижу я (может быть, плохо с головой у меня)? Кого из нас и когда отлучать от Евхаристии – это не мне решать. Но отлучать себя – лишь бы не быть с ним в общении… Не в этом ли корень, батюшка, многих нелепостей и крушений, как в частном, так и в общецерковном масштабе? И не на страсти ли, не на узости сердца это замешано?

Чем больше узнаю себя и людей, тем больше мне хочется вовсе уйти от всего – на время – чтобы вносить своего. Отвыкнуть мерить собой. Говорят, если умолкаешь – тогда прозреваешь. А без этого всё клевета.

Кланяюсь Вам с почтением. Буду очень рада, если как-нибудь найдёте время поделиться своими мыслями. Помолитесь о нас!

ответ: Досточтимая о Христе м. *** ! Мир Божий и благословение Его да пребудет с Вами во веки! Я пишу Вам, как всегда, наспех и порядком подуставши, так что и это моё письмо может оказаться не свободным от неправомерных обобщений. Недавно впервые в жизни набрал письмо на компьютере (до сих пор просто гнушался им в личной переписке), - и сразу резко повысилась ответственность за слова. Я это письмо правил раз шесть, дело небывалое. В общем, польза налицо. Но здесь, в глуши, компьютера несть.

Я ещё писал под свежим впечатлением предательства со стороны одного человека, с которым много было связано. Вот это ещё повлияло. Прошу простить за непродуманные высказывания.

Я писал об исповеди не в духе и не в смысле конфессионального спора. У нас исповедь является «турникетом» ещё в большей степени, чем в РПЦ. И по практике её проведения можно очень много упрёков выразить и нашему священству. Тем более, что у нас сложившийся обычай часто рассматривается почти как закон – в глазах народа, прежде всего. Поэтому и недостатки, ошибки имеют очень большую возможность укореняться на века.

Нынешняя исповедальная практика РПЦ сложилась под влиянием двух исторических обстоятельств. Первое – это указание «Духовного регламента» Петра I об отмене епитимий в виде отлучения от причастия на к-л срок. Т.е. правила Василия Великого, Иоанна Постника и др. отцов оказались вдруг «отменены» по монаршей воле. Этот порядок действует и поныне. А введено это было (прочтите «Духовный регламент») в целях борьбы со старообрядчеством: чтобы не допустить уклонения от причастия потаенных «раскольников». Теперь-то уже, когда это вошло в обычай, о первоначальных причинах не помнят. Итак, поскольку от причастия никто не отлучает, неважно, кто исповедует. Неважно, знает ли исповедающий прошлые грехи кающегося, насколько укоренены в нём такие-то греховные навыки. Логика такая: прошлые грехи отпущены на прошлой исповеди, их уже нет. Поэтому даже некоторые запрещают (есть об этом и в книгах) повторять старые, уже исповеданные грехи: это якобы неверие в силу таинства. Я (опять несколько резко и горячо выражаюсь) считаю это страшным огрублением, выхолащиванием исповеди. Может быть, неверно этот механизм связывать с латинством, но я имел ввиду именно это.

А у латинян, возможно, дело и впрямь получше, чем наша обычная исповедь по конвейеру, в очереди, где дышат друг другу в спину. Поскольку их церковная практика теснее связана с их же богословием. А вот в Восточной Церкви то и дело – расходится. Богословие само собою, а практика – от невежества и злоупотребления часто идёт. А когда связь эта теснее, то больше и возможностей где-то обезвредить влияние отрицательных сторон этого самого пресловутого их юридизма, чем-то его нейтрализовать. Но надо лучше знать их церковную жизнь, чтобы судить, а я, конечно, поспешил. Я читал только (в их книжках) как обычное дело, что именно небрежное и человекоугодническое отношение к исповеди в русской церкви было для многих людей одним из очень существенных толчков к переходу в католичество: о Леониде Фёдорове, о В. Соловьёве, З. Волконской и др. Значит (сделал я вывод), что там их это как-то больше удовлетворяло.

Может быть, в Ом, что я Вам написал об исповеди, моя личная проблема. Для меня исповедь никогда не была облегчением совести через называние грехов. Я имею ввиду не то, как меня исповедовали, а как я исповедовать пытался все 9 лет своего священства. Мне издавна, ещё с юности думалось, что когда мы читаем во псалмах: «Исповедайтеся Господви, яко благ, яко в век милость Его», «Исповемся Господеви в гуслях», «Во гласе радования и исповедания…», и когда мы исповедаемся перед священником, - это не простая омонимия. Речь здесь идёт не вовсе о разных вещах. Речь идёт в обоих случаях о раскрытии души перед Господом, сломе преград греха, ожесточения, нечувствия, самоволия… И именно в этом состоит её очищение (со стороны самого исповедающегося, конечно, - я сейчас не говорю о сакральной стороне, о священнодействии). Для меня было важно в исповеди увидеть картину жизни души, развитие её отношения к Богу и к миру, а грехи выяснялись попутно. И иногда подробный расспрос (вообще я подробно спрашиваю) становился уже ненужным (как мне казалось).

Я Вам, возможно, рассказывал, как пригласил на исповедь одного шофёра во время его семейного кризиса. Мы прочли начальные молитвы, а потом я понял, что расспрос о грехах ничего не даст. Даже если я объясню, зачем человеку нужно покаяние, то это не значит, что он прочувствует это сердцем. И он, скорее всего, уйдёт с исповеди неудовлетворённым, не омывшимся. И я ему сказал: «Теперь ты говори Богу всё, что хочешь». И вот здоровый мрачный мужчина, только что посылавший куда подальше всех и вся и самую жизнь, стал исповедоваться сице: «Боже! Спасибо Тебе за всё, за всё, за всё. Боже, прости всех нас, дай самого хорошего , чего Ты Сам хочешь, отцу, матери, моему сыну, дуре этой (т.е. жене), бабке, друзьям, врагам, всем людям на земле, всему живому. Спасибо Тебе, мне так хорошо с Тобой!» Я не передал всех слов, да и самого выражении, с которым это говорилось. Испоедник мой обливался слезами и потом; наконец, он покачнулся и опёрся о моё плечо: Батюшка, я упаду сейчас» (он тяжелее меня в два раза). Вот это баня, подумал я. Мне бы хоть раз в жизни так исповедаться. Я очень был благодарен Богу за то, что Он привёл меня быть свидетелем этой исповеди. И осмелюсь считать её примирением с Богом, «вторым крещением», очищением грехов гораздо более глубоком и истинном смысле, чем перечень грехов, пусть даже и с некоторым сожалением о них. Грехи называть надо, несомненно, но это лишь начало, лишь приступ к исповеданию. Но с этим, конечно, никто не согласится.
И вот исходя из такого понимания, я и решил, что разброс на многих священников, каждому из которых сказал по крохе, вовсе не помогает этому собиранию и раскрытию души, а скорее наоборот. Говорю по свидетельству самих людей исповедовавшихся таким образом. Я уж не говорю о злоупотреблениях, когда специально ходят к разным, чтобы никто не знал всей правды.

Фрагм. 22 я понял именно так, что причащаться приходится от руки предателя. Я писал в письме, что не считаю это грехом само по себе. Но оно может при определённых условиях породить цепь помыслов, которая заведёт или тоже в предательство, или ещё в какое-то зло. Я по опыту говорю.

Есть правило патр. Никифора (я не знаю – Исповедника, или ещё какого-то другого): «От священника, не постящегося в среду и в пяток, не достоит причащаться». Понятно, что оно не содержит мысли, что при таких условиях не происходит преложение Св. Даров. Я думаю, его глубинный смысл в том, чтобы оградить людей от соблазна, от соглашательства с презрением апостольского предания. Таких ситуаций в церковной жизни не мало. И иногда бывает, что перед Богом и совестью лучше воздержаться от приобщения из рук явного нечестивца или злодея, чем приобщаться с осквернённой совестью или убаюкивать себя: «Ну вот какой я хороший – не осуждаю пастырей!» Да-да, именно так и происходит; говорим одно: «Ну кто я такой, чтобы судить…», а думаем другое. Да ещё и рады, что нашли удобный выход. … (О А. И. Фуделе… О митр. Вениамине Федченкове (брошюра «за православие меня помилует Бог»)…) Я не осуждаю этих людей, поймите, я же не жил при Сталине, но считаю совершенно необходимым вскрывать истинный смысл слов и поступков. Если эта работа ведётся с живыми людьми, то она тоже часть исповеди. И кто может понять, что к чему, кроме духовного отца? А случайно исповедающий священник будет просто введён в заблуждение, и совесть человека так и останется неисцелена.

Ещё пара слов. Господь сказал в Евангелии: «Я пришёл принести на землю не мир, но меч»… и всё последующее за этими словами. Церковь с тех пор и живёт в этих разделениях. Таково свойство Евангельской истины – для нечистых и гордых сердец она всегда будет камнем претыкания. И в мире сем прелюбодейном и грешном Церковь не может существовать иначе. Четвёртый век – все друг друга отлучали, анафематствовали, рвали общение, я уж не говорю о побоищах в Александрии или Риме, когда в церквах оставались сотни трупов после выборов епископа. А мы сейчас говорим – золотой век патристики, золотой век иночества, и не только этого, наверное. И так оно, несомненно, и есть. Я за то, чтобы идти напрямую, если с чистой совестью, с верой, с ответственностью за Церковь. И даже за то, чтобы не бояться разделений. Уход от принципиальных решений, от ответственности, когда прячутся за «смирение» и «послушание», - означает чаще всего попрание совести. А цель (мир церковный, мир душевный) так и не достигается. И даже ещё гораздо хуже бывает.

Лист кончается, и я пока кончаю. Простите. Афанасий[2]. До новых встреч и писем, если Бог даст!


Благодарю, отче, за интереснейшее письмо. Набрала его у себя на компьютере, чтобы сохранить. От руки написанное слишком драгоценно – единственный экземпляр! Да, что-то, безусловно, уходит из нашей жизни: почерк, неповторимость, невозможность восстановить… Но что ж поделаешь: объективность и чёткость мысли нам ныне нужнее.

С тем, что Вы пишете об «исповедании», многие, многие согласятся! Об этом писали и Брянчанинов, и Иоанн Кронштадский, и многие исповедники ушедшего века. И моё сердце это вполне приемлет. Конечно же, именно «раскрытие души перед Господом, слом преград греха, ожесточения, нечувствия, самоволия» составляет суть таинства покаяния и основу для очищения сердца благодатью. И приводимая Вами история благословенного шофёра, молящегося за всю тварь – яркий и светлый пример неформального отношения к исповеди, которого хотелось бы всем пожелать.

Однако, шофёр должен ехать вперёд… И, я думаю, ему вовсе бы не помешало, если б он, пережив ту дарованную ему туне встречу с Богом, взвесив на трезвую голову своё состояние, начал бы искоренять мало-помалу свои страсти, прибегая к исповеди, на которой бы он вынужден был бы подчас с болью и страхом «выбивать» из себя самые мелкие и тривиальные гадости.

Нет, это не «облегчение совести через называние грехов» (зачем Вы передёргиваете? разве я об этом писала? «называние» грехов совесть не облегчает!) – это просто попытка внимательности к сердцу и чуткости к совести: вот, день прошёл, что в моих чувствах по Богу и что по стихиям мира сего? Потому что хочется встать прямо перед Ним, хочется сказать «прости», хочется принять вновь лёгкость и силы начать новый день сначала.

Я навыкла этому, живя некоторое время в монастыре с ежедневной исповедью, и видела на деле, какую это приносит лёгкость. И я различаю, да, «ежедневную бытовую исповедь» и «подведение итогов» за какой-то проитый виток жизни. Этому меня научила жизнь – а подводить богословскую базу под это нужно ли?
Поначалу была потребность где-то примерно раз в год переосмыслить прожитое, высказать свою греховность на новом, более глубоко понятом уровне, без самооправдания и саможаления, которое помешало это сделать сразу на достаточной глубине… Потом, помню, стало ясно и просо. Повторять ничего не хотелось уже – не в том смысле, что это «неверие в совершённое таинство», а в том, что всё отмерло и как бы уже не про меня.

Но перед постригом Духовник посоветовал мне всё же вспомнить всю жизнь, с самого детства, ещё раз. Хорошо. Вспомнила. Записала, пометила «вехи», приготовила разнос себе полный с самого раннего детства. Ведь всё попрала, что было хорошего! Нет ни одного момента, ни дной минуты,ни одного человека, перед которым бы не была виновата… Вы понимаете меня? Но плач был только когда это готовилось, осмыслялось, записывалось. А когда я 35 лет своей жизни уложила в 35 минут монолога перед началом пострига – было тихо и ровно. Духовник и так всё про меня уже знал. Ему не нужно было ни вопросов, ни ответов. Это было уже сжигание старого хвороста…

Однако – удивительно! – по разрешительной я (без всяких эмоций, просто, «физически») не ощущала веса: я шла по храму, будто без тела… Спокойно и трезво.

Исповедание ли это? И где оно начинается, где кончается? Какова роль священника и чем он может помочь? Да, безусловно, приход к Духовнику помогает встать прямо перед Богом… Но часто приходится встать перед Ним и не дожидаясь Духовника (он не всегда доступен), и молитва наедине в келье вмещает всё, а перед аналоем – иерей уже точию свидетель…

Разве не может душа плакать - так что силы истощаются и сердце болит – когда стоит перед Богом одна на своём правиле? (Разве не для этого оно, правило, и есть? в конечном итоге).

Я не хочу ничего обобщать и решать здесь, но для меня очевидно, что нужен человеку некий образ вставания перед Богом, некий навык обнажения сердца перед Богом. Как он приходит к каждому – Бог весть! Трудно тому, кто не встретил ещё пастыря, способного в этом помочь. Ещё труднее тому, кто встретил способного помешать… Однако Бог силен помочь даже в этом последнем, плачевном случае.
Теперь то, что важно мне сейчас: значимость человека, в т.ч. пастырей, уменьшается, уменьшается, уменьшается… В этом и свобода: уж если сердце в Боге, ему не помешает ни плохой хор, ни хороший священник… Но в этом и тяжесть: если не утешает Господь, не утешит уже и никакой пастырь. А исповедь, всё-таки помогает, укрепляет, очищает сердце, помогает ему не уклоняться никуда. Это тоже опыт, не теория, которую я защищаю «вопреки» Вашему замечанию о вреде разбрасываться по разным священникам. Разбрасываться вредно, кто бы спорил! Но можно ведь и не терять сосредоточенности в Боге, совершающем Таинство, образ адекватного совершения которого задан был уже Духовником.

Можно, в конце концов – напишу нечто смелое, если не кощунственное для Вашего слуха – сесть перед, простите, компьютером, чётко отточить всё, что хочешь сказать Духовнику (благо компьютер, действительно очень помогает точности выражения мысли), закрыть файл (поставив на него пароль, чоб никто без тебя не открыл), потом, в другой день ещё и ещё всё это переосмыслить, выжать суть, сказать честно и прямо всё – как в диалоге с Духовником – и такой отчёт за неделю – две распечатать и ему отвезти. И, Вы знаете, у меня есть подозрение, что это не всуе.

Собиранию и раскрытию души – что, полностью с Вами согласна, составляет суть ИСПОВЕДАНИЯ и в псаломском, и в сакраментальном смыслах (это конечно же не омонимия!) – могут способствовать очень разные подходы, было бы только искреннее стремление человека к оному собиранию и раскрытию.

Отче, простите, я увлеклась и успела лишь поделиться с Вами своими мыслями – без всяких выводов и безо всякой системы. Не взыщите, простите, помолитесь о моём вразумлении…
Бай Иван
Потребител
Мнения: 375
Регистриран на: чет ное 02, 2006 10:23 pm

Мнениеот Бай Иван » съб дек 29, 2007 9:13 am

Много съм мислил и чел по въпроса за изповедта и покаянието. Попадна ми и една брошурка на Слвинеската митрополия, в която са описани възможните за изповядване грехове, под формата на въпросник. След като я прочетох, не мисля че ще имам смелост да го строря пред свещеник. Аз действително ненавиждам греховете си, с някои съм се преборил, с други не, но по различни съображения не бих могъл спокойно да разкажа всичко това. В молитвите си, особено когато чета Псалтира, аз постигам идна изповед пред Бога и пред себе си, но за истинска изповед не ми достига смелост.
Потребителски аватар
aktex
Потребител
Мнения: 2764
Регистриран на: нед апр 30, 2006 2:30 am

Мнениеот aktex » съб дек 29, 2007 9:58 am

Без истинска изповед , няма и иситнско покаяние. Изповедта трябва да стане в присъствиета на главата на църквата в която членуваш ( всещеник или пастор ). След това главата на църквата е длъжен да информира презвитерите. След църковен съвет те решават дали човека да бъде отлъчен от църквата. Отлъчването се прави като крайна мярка, практикува се тогава когато главата на църквата вижда, че човека не е променил характера си или отношението към даденото нещо. Тоест има Разкаяние , но няма Покаяние (все пак това са две различни неща). Отлъчването представлява , нямане на достъп до Господната вечеря ( хляба и виното ), така човек не може да обнови завета си с Бог. А когато Бог няма завет с даден човек , този човек е духовно мъртъв (или казано така - за Бог този човек е мъртъв ). Естествено има период на възтановяване. Възтановяваш се във вярата. При всички случаи го има този период, защото едно нещо развалено (ако искаш да се поправи) трябва да се възтанови. А възтановяването става точно чрез Покаяние :)

Така че ivan_iyi не се притеснявай. Няма безгрешен човек. Покаянието трябва да го направиш пред главата на чърквата.


prokimen ако дадеш и превод на постинга си , цена няма да имаш :)
Бай Иван
Потребител
Мнения: 375
Регистриран на: чет ное 02, 2006 10:23 pm

Мнениеот Бай Иван » съб дек 29, 2007 12:14 pm

Приемам изцяло мнението на Презвитер Стефан.
Тай-вече ме притеснява субективния фактор, а именно това до къде ще бъде спазена тайната на изповедта, въпреки че знам че свещениците са задължени да я пазят.
презвитер Стефан
Потребител
Мнения: 25
Регистриран на: пон сеп 04, 2006 11:29 pm

Мнениеот презвитер Стефан » съб дек 29, 2007 5:17 pm

до ivan_iyi
Виждам, че си духовен човек, затова директно те съветвам - сложи тази книга да отлежава на лавицата и не я чети - тя носи много старозаветен законнически дух, облечен в новозаветна фразеология, ново вино в стари мехове, старообрядчески ригоризъм - както искаш го наречи, но това не е евангелския дух на любовта. Отец не посреща така завръщащия се блуден син! Не му поставя предварителни условия (такива поставяше "неблудния" му брат). Бащата се затече напред, изпревари го и го обцелува. Любовта не поставя предварителни условия. Любовта тича първа да посрещне и прегърне.
Много схоластика е попила в някои православни умове.
Що се отнася до тайната на изповедта - намери си такъв изповедник, който да пази тайната. Аз съм виждал такива, които не опазват тайната. Но това не бива да препятства изповедта ти. Изповедта е много важна за духовния живот, но ако е пред грамотен и съвестен изповедник. Ако не е такъв може да ти нанесе големи поражения. И такива случаи има много.
Най-важното - не допускай да ти дават законнически, схоластични наставления. А ако ти дават такива, не се съобразявай с тях!
На първо място слушай какво говори Иисус Христос.
А аз ти говоря така директно, защото виждам, че имаш уши да слушаш. Давам си сметка, че думите ми не биха те съблазнили. Не с всеки бих си позволил такава откровенност.
:)
Бай Иван
Потребител
Мнения: 375
Регистриран на: чет ное 02, 2006 10:23 pm

Мнениеот Бай Иван » съб дек 29, 2007 8:54 pm

Искрено благодаря!
prokimen
Потребител
Мнения: 1671
Регистриран на: пон мар 19, 2007 10:30 am

размисли, взаимствани от Архиепископ Георги Вагнер

Мнениеот prokimen » пон мар 03, 2008 8:29 pm

За всички осъзнати православни християни Великият пост е време на покаяние или трезва духовна равносметка.

Според Евдокиадския Архиепископ Георги Вагнер, изповедта е съд, среща с Христа като със Съдия, среща с Неговата справедливост и милосърдие. Целта на такава среща е действеното обновяване на нашия живот.

При изповедта свещеникът служи за свидетел. Каещият се християнин прибягва към свещеническото присъствено свидетелство за да придаде на признанието си пред Господа по-конкретна форма.

По време на изповедта съдът се извършва не само над каещия се, но и над самия свещеник. Явява ли се свещеникът в това Тайнство верен свидетел на Божията правда?

Свидетелства ли свещеникът за Христовите заповеди като за светлина, като извор на духовна радост, изпълваща със смисъл човешкия живот?

Изповедта е съд и над свещеника дали неговото присъствие не е една безжизнена формалност на приспана пастирска съвест. Не става ли свещеникът причина за профанация на благодатното Тайнство, подменяйки го с един обряд, в който няма нито покаяние, нито пастирска добросъвестност.

Явява ли се тайнството - ФОРМАЛНОСТ действителна жажда за нов живот от страна на каещия се и свидетелство за светлината и радостта в Христа с повелителен призив за него от страна на свещеника?
prokimen
Потребител
Мнения: 1671
Регистриран на: пон мар 19, 2007 10:30 am

В ДНИТК НА ВЕЛИКИЯ ПОСТ

Мнениеот prokimen » пон мар 10, 2008 10:53 am

Изображение


«Помилуй ме, Боже, по голямата Си милост»(Пс. 50:1).

Всяка човешка душа, която не е утвърдена в евангелското добро, може да бъде лесно уязвима от греха. Променливата воля не е в състояние да задържи натиска на изкушенията и съблазните.

Ние, като вярващи в Бога, знаем че грехът е сладък само на вид. Той е горчив на вкус и не веднъж са се отравяли от него. Знаем го добре и при това отново и отново се съблазняваме.

Знаем също, че осъждането на нашия ближен е камък, коварно хвърлен срещу него и въпреки това отново и отново търсим такъв камък, защото няма у нас любов към човека. Потъвайки в тинята на собствените грехове, явно и тайно оскърбяваме и унижаваме ближния.

Всеки един от нас е изпитал горчивината от измамната греховна сладост на съблазнителния плод. Колко тежко става на сърцето от загубата на душевен мир. Би било несравнимо по-тежко, ако грехът безвъзвратно би ни грабнал и погубил у нас онази радост на християнския живот, която по милостта Божия все още мъждука в дълбочината на душата ни.

В Своето човеколюбие, милосърдният Господ е дарувал на човека всеизцеряващо средство. Това е тайнството Покаяние или изповедта.

Няма грях, който да не бъде отсечен от благодатната сила на това Тайнство. Няма нито едно земно човешко средство, което да успокои или излекува кръвотечащата рана на душата, защото духовното страдание се лекува с духовни средства. Покаянието е целително и без него страдащата душа умира, загива завинаги.

Покаянието е сила, която изправя всеки грешник, независимо от дълбочината на падението му. Покаянието превръща престъпника в праведник, мъртвия духом в наследник на вечен живот. За това имаме пример в покаянието на св. Мария Египетска, чиято памет Църквата спомня през Петата неделя на Великия пост. Нейното беззаконие се очистило чрез благодатната сила на покаянието.

Неразкаяният грешник е самомъченик. Неговата съвест го терзае с двойна сила, че е престъпил Божиите заповеди и че носи в себе си отровата на греха без да намери сили да извади жилото му.

Никой не може да убегне от изобличителния глас на съвестта си. Тя е най-безпощадният съдия, наказваща сила, от чието въздействие не може да ни избави нито на земята, нито след смъртта.

Първородният Адамов син – Кайн вдигнал от завист смъртоносна ръка срещу брат си Авел. Измъчван от съвестта си, Кайн не намирал покой и в ожесточението си не знаел къде да избяга за да не гледа въпиющата с Авелева кръв земя или пък небето – вечният свидетел на неговото престъпление.

Действително, незавидна е участта на неразкаялите се.

Като желае да ни предпази от вечно осъждане, Св. Църква ни призовава непрекъснато към покаяние и особено през този период на Великия пост.

Нека се възползваме от Божията милост и разкрием раните на душата си пред Небесния лекар и Спасител.

Нека не къснеем, осъзнавайки че времето е безвъзвратно скъпо.

Нека Бог излее над всички ни Своята велика милост и ни дава благодатни сили да бдим над собственото си душеспасение.


Лек и душеспасителен пост!
reader
Потребител
Мнения: 76
Регистриран на: пон дек 22, 2008 11:18 am

Re: изповедта и покаянието в православието

Мнениеот reader » вт дек 23, 2008 11:22 am

За пръв път пиша в християнски форум.Православието ме вълнува изключително много.На 38 години съм и от 12 години всеки ден чета Библията и друга религиозна литература.Преди доста години съм чел доста усилено източна философия,приложна психология,книги за лично самоусъвършенстване,техническа и художествена литература и други от този род.Но постепенно разбрах,че в Библията,Православното Писание и Предание е Истината за това,което търся и от което се нуждая.На този етап усещам и признавам пред себе си,че истините на православието ги възприемам по-скоро с ума,отколкото със сърцето си.Мисля си,че знам как трябва да гледам на себе си,на околните и на това,което ми се случва,но нямам силата да постъпвам така,както мисля,че е правилно.Искам да бъда истински православен християнин,но поне досега никога не съм се изповядвал,никога не съм чувствал покаянието...знам какво горе-долу представлява то само от писанията на Отците на Църквата,никога не съм говорил със свещеник за въпросите,който не са ми ясни,не съм посещавал никога Литургия...изобщо не водя християнски живот.Имам нуждата да получа напътствията на истински православни християни и с опит в духовният и църковен живот....разбрах,че сам не мога да направя нищо,въпреки,че колкото повече чета Библията ,толкова повече ми харесва и откривам нови неща в нея.Молбата ми е можете ли да ме упътите как трябва да се подготвя за изповед,в какво се състои тя,до какви подробности от осъзнатият си вътрешн живот трябва да се разпростираме при изповедта?
ven4e
Потребител
Мнения: 2975
Регистриран на: чет мар 27, 2008 8:13 pm

Re: изповедта и покаянието в православието

Мнениеот ven4e » вт дек 23, 2008 12:12 pm

Аз не мога да дам кой знае какви съвети, само да имаш предвид да не казваш много подробно греховете си, защото и ти си човек, и духовникът е човек. Това не значи да премълчаваш, а да ги кажеш с подходящи думи и най-вече със съзнание, че си наскърбил Обичащия те.
reader
Потребител
Мнения: 76
Регистриран на: пон дек 22, 2008 11:18 am

Re: изповедта и покаянието в православието

Мнениеот reader » вт дек 23, 2008 1:16 pm

Да разбирам ли,че изповедта не означава да пресъздаваш пред изповядващият те свещеник ситуацията и същността на греха си,така че едва ли не той да се почувства като непосредствено присъстващ и свидетел на греха ти?Конкректни подробности ли се изповядват или по-скоро искреното ти чувство,че си сгрешил?Трябва ли да отговаряме на въпроси,които връщат духът ни отново в момента и ситуацията на прегрешението,при мисълта за което сякаш докосваме жива рана?Има ли опасност ако се премине една определена граница,изповедта ни да се превърне в "Полет над кукувиче гнездо" т.е. вместо да помогне -да ни навреди?

Върни се в “духовници”



Кой е на линия

Потребители, разглеждащи този форум: Няма регистрирани потребители и 1 гост